Энциклопедия Технологий и Методик

оооооооооооооооооооооооо

Энциклопедия Технологий и Методик
 
Домашние промыслы
 
Домашнее ковроделие

Азербайджанские ковры

История Азербайджанских ковров

Исследования азербайджанских ковров опираются на широкую источниковедческую базу. Здесь и данные археологических памятников, начиная с энеолита, и сообщения античных и средневековых авторов и путешественников, и эпиграфические памятники, фольклор и классическая литература, миниатюрная живопись, полотна европейских художников, исторические документы, отчеты чиновников, научные исследования европейских, русских, американских и, конечно же, азербайджанских ученых.

Найдены остатки примитивных ткацких станков периода энеолита, а в более поздних памятниках — и остатки самих ковровых тканей. Наличие красителей подтвердили сообщения Геродота о существовании на Кавказе обычая крашения тканей. По мнению исследователей, шерстяные ковры уже существовали в эпоху бронзы во II тыс. до н.э.

Много сведений о ковроткачестве в Азербайджане можно найти у средневековых восточных авторов. Один из Китайских путешественников VII века называл Азербайджан крупным центром производства ковров. Об этом же говорят и данные археологии. В катакомбах VII в. найдены остатки ткацкого станка, орудия труда ковроткача, остатки шерстяных ниток, куски войлока, истлевших ковров и паласов.

В раннем средневековье (III—VII вв.) все Закавказье испытывало сильное влияние утончённой культуры Сасанидского Ирана. Ковер шахиншаха Хосрова I под названием «Весна Хосрова» описывается практически всеми исследователями восточных ковров, и это не случайно, потому что его сюжет, получив в последующие века свое развитие, стал традиционным для большого числа тебризских ковров под названием «Дерд фэсил» («Четыре времени года»). Нередко средневековые источники сообщают об особенностях и типах азербайджанских ковров. Орнаменты, аналогичные ковровым, мы часто встречаем на эпиграфических памятниках, в частности, на надгробных камнях. На некоторых даже встречаются изображения ткацких станков, инструментов, используемых в ковроткачестве. Они известны из Лачинского района, из села Уруд и Апшерона. Несколько таких надгробных плит имеются в собрании Государственного музея азербайджанского ковра и народно-прикладного искусства и датируются ХV—ХVI вв.

Анализ письменных источников позволяет утверждать, что на протяжении всего средневековья, а затем и в последующий период восточные ковры были предметом экспорта. Вывозились в другие страны и азербайджанские ковры, причем не только в близлежащие страны Востока, но и в Европу, где быстро вошли в быт европейцев.

В массовом количестве азербайджанские ковры стали попадать в Европу уже с XIV в.

Проникнув в быт европейцев, азербайджанское ковры попали на полотна многих европейских художников ХV—ХVI вв. Так, ковер «Мугань» Карабахской группы мы видим на картинах Ганса Мемлинга (XV в.) — «Мария с младенцем» и «Портрет молодого человека».

Азербайджанские ковры Гянджа-Казахского типа запечатлены на картине немецкого художника Ганса Гольбейна (XVI в.) — «Послы», венецианского художника Карло Кривелло (XV в.) — «Возвещение» и другого итальянского художника Антонелли де Мессина (XV в.) — «святой Себастьян».

Азербайджанские ковры мы видим на фреске собора Санта Мария в городе Сиене («Свадьба Финдлинга») художника Доменико де Бартоло, на картине Доменико Мороне — «Рождение святого Фомы», на гобелене «Дама с единорогом» (XV в.) из Франции и на многих других картинах европейских художников.

Несомненно, превращение азербайджанского ковра в важный экспортный товар дал дополнительный импульс развитию ковроткачества, причем особое внимание при этом уделялось качеству и художественному оформлению ковров, предназначавшихся на экспорт. Массовый вывоз азербайджанских ковров в Европу совпал с началом европейского Ренессанса в культуре, с проснувшимся в Европе интересом к античной и вообще древней культуре и искусству человечества. Поэтому европейцы особенно интересовались коврами, орнаментация которых была связана с древними художественными традициями.

Классическим, или как его принято называть «золотой период» развития ковроделия и всего декоративно-прикладного искусства Азербайджана, считается XV- XVI вв. Наивысшего расцвета в эту эпоху достигает тебризская миниатюрная живопись, оказавшая на ковровое искусство могучее влияние.

В Тебризе действовали большие по тем временам придворные мастерские, где в тесном контакте с мастерами-ковроделами трудились и профессиональные художники-миниатюристы, которые составляли эскизы сложных по композиции ковров. Так, художники-миниатюристы внесли в ковровое искусство свежую струю развития, сами в конечном итоге пришли к коврам. Правители азербайджанского государства Сефевидов в XVI в. сразу оценили экспорт ковров, как важный для казны источник доходов. Население стало уплачивать налоги высокохудожественными коврами, а шах Аббас I (конец XVI — начало XVII вв.), которого считали самым богатым монархом в мире, не только сам любил ткать ковры, но и велел, чтобы во многих центрах были созданы государственные ковроткаческие мастерские, в которых ковры изготовляли по утвержденным эскизам и композициям.

Такое производство можно было поддерживать в провинциальных центрах только при наличии жесткого контроля. Степень товарности в ковроделии Азербайджана неизменно повышалась. В работавших на заказ (на рынок) в мастерских изготавливаются ковры в соответствии с модой и требованиями рынка, а в деревенских, отдаленных от центральных торговых магистралей, очагах ковроделия, производящих изделия для личного потребления или же местного регионального рынка, продолжают сохраняться традиционные элементы декора, подбора цветов и т.п.

Центрация почти не меняется и в XVIII в., когда в связи с освобождением из под власти Ирана в Азербайджане образуются самостоятельные ханства. Местные правители-ханы быстро монополизировали всю внешнюю торговлю, в том числе и торговлю коврами на внешнем рынке. В Карабахе, как отмечает М. Д. Исаев, получивший информацию в начале XX в. от старейших ковроделов края, ханы старались в своих резиденциях наладить производство ковров по лучшим образцам. Нередко для этого из других ханств и даже из Персии (Южного Азербайджана, который оказался в составе Иранского государства) выписывались специалисты-мастера, обучавшие местных ковроделов созданию этих композиций и ковровых сюжетов.

Во многих местах в Азербайджане еще в начале XIX в. сохранялись ковровые рисунки и эскизы, которые местные мастера называют «ханчешни», что означает ханский рисунок. Нет сомненья, что традиция продолжала существовать и даже еще больше распространялась в XIX в. Так, в Государственном Историческом музее г. Москвы имеется ковер, изготовленный в селе Хила, недалеко от Баку. На ковре подпись и дата «1801. Карханеи Хила».

Основными потребителями азербайджанских ковров в XIX в., помимо России, куда, естественно, шла большая часть экспорта, были Англия, Турция, Германия, Франция, США и ряд стран Востока. Экспортная ценность азербайджанского ковра сохраняется на протяжении XX в. по сегодняшний день.

Часто азербайджанские ковры можно увидеть в различных каталогах, путеводителях, аннотациях к выставкам и в иллюстрированных журналах популярного характера. Обычно в таких изданиях дается описание сюжета и орнамента и указывается регион, где производились ковры этого типа.

Из их числа можно, например, выделить вышеуказанный каталог к выставке «Ранние кавказские ковры» (1975) из Музея текстиля, составленный Гранд Чарльзом Эллисом, скрупулезно изучившим несколько сотен ковров, в основном ранние кавказские, так называемые «Драконовые ковры», и пришедшим к обоснованному выводу об их азербайджанском происхождении (Ширван, Губа, Карабах).

Говоря о роли ковров в жизни азербайджанцев, надо отметить, что у азербайджанцев богатство может быть определено фразой «у него столько-то ковров и килимов».

Безворсовые ковры

Джеджимы

Джеджимы ткали на горизонтальных станках, хотя исследователи отмечают и «гара джеджим», вытканный на вертикальном станке. Ширина джеджимов не превышала 35-40 см, а длина — 15-16 метров. Эти размеры были обусловлены своеобразием техники ткачества. Особенностью джеджима, отличающим его от остальных безворсовых ковров, является то, что его поверхность формируют не уточные нити, а цветные нити основы, набранные таким образом, чтобы создавать разноцветные вертикальные полосы различной ширины.

В орнаментальном плане различаются два варианта джеджимов — с гладкими и орнаментированными вертикальными полосами. Узоры орнаментированных полос создаются специальной узорной нитью, натянутой, как и основа, по вертикали при помощи дополнительных элементов поперечных планок. «Тюджю агаджи», которые в народе называли «бидж кюджю», т.е. «ложный кюджю».

Для производства использовалась тонкая ковровая пряжа, полученная из весенней шерсти молодых ягнят — гюзем, придавившая джеджиму мягкость и блеск. Нередко джеджимы ткались из шелка-сырца или обычного шелка.

В быту джеджимы использовали в качестве лицевой стороны тюфяков, матрасов, для сумок (хейба), занавесок, молитвенных ковриков, покрывал, а также для шитья верхней мужской и женской одежды. Джеджимы старались ткать с особым вкусом, они привлекали к себе внимание своей красотой.

Центрами производства являются Барда, Агджабеди, Лемберан, Шемаха, Нахчывань, Джебраил, Шуша, Ордубад, Зангелан и Закаталы.

Килимы

Килимы изготавливались способом сложного продевания утка через нити основы. Нить основы в килимах, в основном, не окрашивалась, но иногда в некоторых видах килимов использовалась и цветная основа.

Встречаются килимы и в комбинации с паласами, и называются «Карвуд», «Карпуд», а в Ширванском производственном центре предпочтение отдавали килимам с контуром, именуемым «гязмяли килим» и выполненным сложной техникой обматывания (долама). Такая усложненная техника плетения обогащала декоративный строй килима.

Своеобразной технологией изготовления выделялись килимы гядиргя. Их ткали по принципу килима особыми узорами, выполненными широкими цветными зигзагообразными и вертикальными линиями, получаемыми за счет цветной основы и соответствующего цвета утка. Технологическая особенность килимов гядиргя в том, что они очень тонки и почти приближаются к ткани. Зазоры в таких килимах фактически не просматриваются.

В килимах, в отличие от паласов, появляется окрашенная боковая кромка переплетающаяся в четыре, иногда в две нити основы. Концевая кромка выполнялась простым паласовым плетением, а нити бахромы уже стали завязываться в узлы. Килимы также, как и паласы, можно было ткать как слева, так и справа. Ткались килимы из козьей или овечьей шерсти. Но в килимах, по сравнению с паласами, уже много новых технологических моментов, которые впоследствии легли в основу более развитых форм безворсовых и ворсовых ковров.

Тонкая килимовая ткань использовалась как ковер, так и в качестве скатертей, занавесей, покрывал и т.д. Есть сведения о специальных траурных килимах (гара килим), выполненных в строгих черных тонах. Изготавливаемые населением Азербайджана килимы — легкие, небольшого размера, окрашены в два-три цвета и очень удобны при кочевании.

Узоры килимов основываются на геометрической конструкции, но так как вертикальные линия образовывали щели, что сказывалось на прочности ткани, то предпочтение отдавали узорам с короткими выступами и диагональными линиями. Композиционное построение орнамента состояло из горизонтальных полос с выделением центрального поля и бордюра. Таким образом, в килимах мы уже видим ставшие впоследствии классическими принципы композиционного построения.

Килимы производились во всех ковроткацких центрах Азербайджана. Наиболее известны ковры килимы из Пашалы, Удуллу, Баку, Агджабеды, Джебраила, Ярдымлы, Тебриза, Геравана, Бакшаиша и Сенне. Килимы «сенне» отличаются особой тонкостью, плотностью и тщательной выделкой.

Лады

Лады - это один из своеобразных видов безворсовых ковров. При его изготовлении применяется следующая техника: узорная нить обвивает две задние и одну переднюю нити основы или же переплетает только передние нити основы, в последнем случае нить утка, следующая после узорной нити, объединяет передние и задние нити основы, что образует оригинальную стежку. Основой для лады в XX в. служил, главным образом, хлопок. Лады ткались на горизонтальных станках. В основном их изготавливали в Карабахе и Казах.

Паласы

Самой простой разновидностью безворсовых ковров ручной работы являются паласы. Они производятся путем обычного переплетения утком нитей основы (садя кечиртмя). Основным украшением паласов являются горизонтальные раппортные полосы различной ширины и цвета. Простейшим паласом, возможно, самым ранним из производившихся в Азербайджане, был «кяндир-палас» то есть, палас из конопли. Впоследствии паласы ткались из овечьей, верблюжьей шерсти, а в селениях Удуллу и Пашалы в Ширване производили и шелковые паласы. О производстве паласов из шелка в средневековом Азербайджане упоминает Низами. В период средневековья паласы были основным элементом убранства домов, кибиток, караван-сараев, а также мечетей и дворцов. Паласная ткань широко использовалась для изготовления одежды и предметов домашнего обихода. Паласы можно было встретить в любом доме, независимо от состояния и социального положения самого хозяина. На Апшероне также производились особо изящные паласы тонкого тканья с узором, для получения которого использовалась специальная третья узорообразующая нить. Они известны под названием«чийи палас». Их использовали в качестве занавесок, скатертей, покрывал. Ими также украшали стены, но, ввиду их непрочности, на пол не стелили. Паласы чийи были важным компонентом приданого невесты. В Азербайджане паласы изготовлялись повсеместно. Основными центрами их производства считались Мугань, Джебраил, Куба, Агджабеды, Бакшаиш, Ленкорань, Кубатлы, Ширван, Апшерон, Тебриз, Халхал, Урмия.

Шадда

Различают простые и сложные шадда. Простые клетчатые шадда ткутся по принципу паласа и джеджима. Цветная основа натягивается, уток, варьируясь в различных цветах, по способу полотняного переплетения, образует клетки различных тонов. В сложных шадда фон образуется простым паласным переплетением, а узорообразующаяся нить участвует только в создании орнамента, узор образуется путем обматывания нитей утка вокруг нитей основы — долама. При этой технике цветная узорообразующая нить проходит через две пары нити основы, обвивая каждую последнюю пару. Основа шадда — разноцветные шерстяные нити. В средние века преобладают сочетания красный — синий, красный — черный, а в XX в. для Карабахских шадда характерны красный, а для Казахских — коричневый цвета основы и утка. Притканье шадда вертикальные узоры ткутся по горизонтали, а когда ковер вешают, он приобретает надлежащую ориентацию, причем, бахрома оказывается по бокам, а не в верхней и нижней части ковра. Орнамент шадда в ХVII-ХVIII вв. — это раппортно повторяющиеся всадники на охоте и караваны верблюдов. А в ХIХ-ХХ вв. традиционными становятся только изображения верблюжьих караванов.

В шадда техника тканья еще больше усложняется. Появляется третья узорообразующая нить, а описанная техника обматывания — долама, которая становится основной во всех последующих видах ковров без ворса. Центрами производства шадда были Карабах, Нахчывань и Казах.

Сумахи

Своеобразный вид безворсовых ковров. Сумахи ткутся в технике обматывания уточной нити вокруг нити основы. В сумахах узорообразующая нить, в отличие от других безворсовых ковров (шадда, верни), поочередно проходит справа — налево и обратно. Накладываясь друг на друга, стежки по всей ширине ковра образуют ряды. Однако в сумахах, в отличие от шадда, верни и зили, ряды накладываются не параллельно, а встречно. Каждые два ряда, в которых стежки уложены встречно — один справа — налево, другой слева — направо, образуют колесообразную структуру «сюнбюль». Изнанка сумахов мохнатая за счет длинных концов обрезанных нитей. Цвета в сумахах изысканные и насыщенные. Композиции, в основном, те же, что и у ворсовых ковров.

Еще одной отличительной особенностью сумаха является то, что здесь, наряду с обычной техникой обматывания — долама, применяется усложненное петельное обматывание. В одних сумахах обе техники вязки чередуются, а в других применяется только усложненное петельное обматывание.

Центрами их производства исторически были Ширван и Куба, причем, в настоящее время их производство сохранилось в Кубинском и в Кусарском районах.

Таким образом, обобщая технологические особенности всех основных видов безворсовых ковров, можно отметить общие, характерные для них аспекты: нить основы очень тщательно ссучивалась, окрашивалась и, в основном, изготавливалась из шерсти. Уток по сравнению с основой ссучивался меньше, чтобы плотно садился на основу. Нижний и верхний утки должны были быть одинаковой толщины. Уток перебрасывался через каждый ряд узорообразующей нити и обязательно должен был быть натянутым, чтобы не просматриваться.

Окраска основы и утка в коврах без ворса часто является данью традиции. В тех экземплярах верни и зили, где узорная нить сплошь покрывает лицевую сторону ковра, основа не просматривается, а значит, и не было необходимости ее красить. Тем не менее, основа в таких коврах тоже окрашивалась в соответствии с правилами древних форм ткачества, когда ковроделие только зарождалось в виде простых тканевых полотен, в которых основа участвовала наравне с утком в формировании поверхности ткани.

Все безворсовые ковры, кроме сумаха, состоят из широкой цельной ткани или же из двух частей. Причем, хронологически оба вида совпадают, как часто совпадают и их орнаментально-композиционные решения. Видимо, первоначально эти ковры изготавливались узкими полосами на горизонтальных станках. Узкие изделия являются характерной особенностью полукочевого ковроткачества. Горизонтальные станки, на которых они изготавливались, легко разбирались и собирались, а начатая на них работа продолжалась без ущерба общей целостности ткани на новом месте, после перекочевки. При необходимости получения широких изделий полосы сшивались. Эта традиция сохранялась и тогда, когда технология ковроткачества позволяла уже производить широкие цельные ковровые полотна.

Именно безворсовые ковры, сохраняя их в себе, наиболее наглядно донесли до нас сформировавшие их древние ткацкие традиции.

Верни

Эти безворсовые ковры ткались в технике долама. Основа и уток верни — цветные, чаще красный, но встречается синий и светлый тон. Основа набиралась из сильно скрученной шерсти. В отличие от шадда узорная нить в верни покрывает всю поверхность ковра. Единственный узор, украшающий верни, — это изображение крупных стилизованных фигур драконов, чередующиеся по цвету в шахматною порядке.

Композиция верни, по всей видимости, была перенесена из килимов, о чем говорят, в частности, характерные для килимовых узоров зубчатые контуры фигур драконов на многих верни. Даже в верни XVIII в. из Музея Метрополитен, где драконы изображены в более реалистической форме, некоторые элементы сохраняют зубчатые очертания. Это подтверждает казахский верни XIX в., выполненный техникой килим, из коллекции Музея Метрополитен. Центрами производства верни были Карабах и Казах.

Зили

Зили ткались при помощи различных технических приемов. В одном случае как шадда, а в другом используется только техника «долама», т.е. цветная узорная нить, сплошь покрывая лицевую сторону, проходит через две пары нитей основы и обвивает каждую последнюю пару. Третий способ назывался «илгякли долама» (обматывание петлей).

Материалом для производства зили служила в основном шерсть, иногда хлопок (Карабах, Баку). В XIX-XX вв. основа зили окрашивалась преимущественно в красный цвет, однако в Баку и в Карабахе цветовая гамма была значительно шире: в нее, кроме красного, входили синий, бордовый.

Особенно славились бакинские ковры зили. Они заметно отличались тонкостью ткани, высокой скрученностью нити и богатой цветовой гаммой.

Центрами производства зили были Баку, Карабах, Ширван, Казах и Тебриз.

Ворсовые ковры

Другим видом ковров являются ворсовые ковры, которые отражают наивысший этап развития искусства ковроделия. Здесь можно выделить такие разновидности напольных и настенных ковров, какхалча, гяба, дастхалы-гяба, пушту, намазлыг и ковры различного назначения в быту, среди которых можно отметить «парда», используемая, как занавесь, «тахтусту», используемая как покрытие для ложа и другие. Здесь опять видна древняя традиция использования ткацкого полотна в бытовых сферах.

Халча

Халча — ворсовые ковры средних размеров, обычно длина таких ковров — 2-2,5 м, а ширина — 1-1,5 м. Халча изготавливалась почти на всех ковроткацких станках.

Гяба

Гяба — ворсовые ковры больших размеров, обычно длина гяба равна 2,5-3,5 м, а ширина — от 1,5 до 2,5 м.

Даст халы-гяба

Даст халы-гяба — своеобразные ковры-комплекты, предназначенные для покрытия полов в больших помещениях. Комплект состоит из трех, четырех и пяти ковров: центрального — халы, боковых двух дорожек - кенаре или ян, головного — келлеи и нижнего — аягалты. Длина дастхалы-гяба бывает от 4,5 до 6-7 м.

Пушту

Пушту — небольшие по размеру, в основном, ворсовые коврики (32x60 до 64x103 см), которые производились во всех ковроткаческих центрах Азербайджана. Их вешали на стенах (на уровне спины сидящего человека), для защиты от холода и сырости.

Намазлыг

Намазлыги — небольшие по формату ворсовые ковры (от 50x100 до 80x130 см), которые используются для выполнения религиозных обрядов. Появились они в Тебризе, а затем распространились во всем мусульманском мире. Обычно намазлыги предназначались для молитвы одного человека, реже изготавливали намазлыги для одновременной молитвы 2-3 и более людей. Такие намазлыги предназначались для семейного пользования в домах, где было несколько жен, что как известно, характерно для мусульманского Востока. Также бывают безворсовые намазлыги.

 

 

Составитель: Патлах В.В.
http://patlah.ru

© "Энциклопедия Технологий и Методик" Патлах В.В. 1993-2007 гг.

 

оооооооооооооооооооооооо